Часы мира стучат – в кажлом китайском серлие.

А что это так, легко убедиться в Китае. И пусть армия здесь исконно пользуется величайшим уважением и военные – люди обеспеченные, в то же время идет просто сражение за обла­дание дипломами и престижными мирными профессиями. Выс­шее образование тут платное, около 1 ООО долларов в год, вот вам и главный фронт – деньги, учеба.

Посмотрит на это западный человек и усмехнется: коней мудрому Китаю! Закружился он, завертелся, как шестерен­ка, погряз в деньгих! Но это на взгляд европейца, которого китаец в сердие к себе не пустит, потому что мягкое оно у него, тихое, простодушное, как звук вечернего одинокого сверчка. И звучат там в час полной луны, когда она серебря­ной раковиной выплывает на небо и простирает дорожки чи­стого света в каждое окно, древние стихи… Вот всего только один, переданный прозой.

«Чтобы отблаголарить тебя за присланные стихи Uy Пзяляня, шлю эти несколько листочков чая. Я сорвал их с куста в том мо­настыре, что расположен на горе Омэй.

Это самый знаменитый чай империи, как ты – самый знамени­тый ее поэт.

Постарайся лостать небесно-голубую вазу из Нисинь. На­полни ее волой из снега, собранного на восточном склоне горы Сушань в час, когла солнце начинает всхолить. Поставь вазу на огонь из кленовых веток, уложенных на старый мох, и лож- лись, когла вола начнет смеяться. Затем налей ее в чашку «хуань-ча», положив тула несколько листочков чая; накрой чашу лоскутом белого шелка, сотканного в Хуашань, и жли момента, когла в комнате твоей разольется аромат, равный аромату салов Фэньло.

Полнеси чашу ко рту и закрой глаза. Вот ты и в Раю».

Ван Цзи (723-757)

Это одно из стихотворений сборника «Китайская флейта» в переводе прозой Леопольда Стаффа. Теперь понятно, по­чему Китай обязательно догонит и перегонит Америку, пост­роит Китайский Аом с миллионом комнат? Устроит такое, что на Марсе будут ивести китайские сливы и фейхоа?

Вовсе не ради прогресса и прочей западной чуши. А чтобы никто и никогда больше не мешал Китаю пить священный зо­лотой напиток. Чтобы, мечтая, дождаться, когда вола нач­нет смеяться и бросить тут листочки лучшего императорско­го чая. И почувствовать себя в своем древнем милом Раю. Хотя такого слова в Китае нет.

Тут есть только одно слово – Небо.