В то же время существует до­вольно устойчивое мнение, осо­бенно в среде западных идеоло­гов, что история и прогресс веши несовместимые, что никакой объективной логики исторического процесса не существует, что говорить о закономерностях общественного развития аб­сурдно. Известный западный философ Т.Адорно категоричес­ки утверждал, что «прогресс не состоялся». Раздаются мно­гочисленные голоса, что даже несомненное развитие науки и техники ведет человечество не к прогрессу, а к регрессу и одичанию. В качестве подтверждения этого тезиса обычно ссылаются на глобальный кризис человечества в виде кризи­са экологического, энергетического, демографического, про­довольственного.

В этом калейдоскопе воззрений о направленности развития человечества от оптимистических до пессимистических взглядов важно понять главное. А именно: прогресс в западной упаковке, действительно, не состоялся. Нищета, голод, неграмотность, бо­лезни и другие негативные явления нисколько не уменьшаются, а наоборот, разрастаются до глобальных размеров. И всякие попыт­ки навязать мировому сообществу западный вариант развития ока­зываются губительными лля личности общества и природы. Что еше раз было констатировано на Саммите Земле, состоявшемся в сентябре 2002 г. в Южно-Африканской Республике, на котором бедные страны критиковали богатые, а подавляющая часть мира выступила против политики США. Сегодня можно утверждать, что запалная молель произволства и потребления прелставляет со­бой тупиковую ветвь в развитии мировой иивилизаиии, отклоне­ние от столбовой лороги мирового Авижения.

Это можно проследить на истории языка западной иивилиза­иии, которая в своем лексическом развитии шла именно по нисхо­дящей линии, все более примитивизируясь и опускаясь до уровня физиологических потребностей человека. К примеру, Древняя Греция лала миру такие слова, как космос, философия, школа. Древний Рим – понятия республики, пролетариата, индивидуума. Здесь чувствуется и вселенский размах, и глубокий социально-по­литический смысл. А что принесли масштабного и нового совре­менные западноевропейские языки. Итальянский ограничился частной музыкальной терминологией и в придачу мафией. Фран­цузский добавил мемуары, ателье, флакон и так далее в этом роде. Испанский ввел слова «сигара», «гитара» и «хунта». Немецкий язык совсем уж опростился. Парикмахер, галстук, бутерброд – вот и все новации. И серьезная деградация наблюдается в английс­ком языке.