После Сталинградской битвы основную ставку в достижении этой цели, а также в спасении от краха бур- жуазно-помещичьего строя в Румынии они делали на реакционные силы США и Англии. Клика Антонеску, до этого державшая курс исключительно на фашистскую Германию, но не возражавшая против тайных контактов лидеров НЦП и НЛП с дипломатами и разведками западных держав, теперь старалась сама сговориться с Великобританией и США, притом, так же как Ю. Маниу и Д. Брэтиану, на сугубо антисоветской основе.

Переориентация на западные державы, ставшая согласованным направлением внешней политики всей румынской олигархии, не означала разрыва с гитлеровской Германией. В последней румынская правящая верхушка видела силу, способную какое-то время, пока на Балканы высадятся англо-американские войска, сдерживать наступление Красной Армии и обеспечить в условиях углубления внутриполитического кризиса в стране защиту от возможных революционных выступлений масс. Вот почему румынская олигархия, несмотря на очевидную пагубность сотрудничества с гитлеровцами, продолжала выполнять все их экономические и военные требования, направленные на укрепление воен

ного потенциала фашистской Германии в войне против СССР.

Этой внешнеполитической линии правительство И. Антонеску и руководители «исторических» партий придерживались до конца. Боясь остаться наедине с собственным народом, они старались все изменения в Румынии свести к простой замене германских войск англо-американскими, всячески избегая при этом, чтобы не поднимать народ на борьбу, каких-либо конфликтов с вермахтом. Даже после создания НДБ лидеры НЦП и НЛП не только ничего не предприняли для свержения диктатуры Антонеску, но и всячески настаивали на сохранении ее у власти по крайней мере до заключения перемирия.