Разгром фашистских армий под Сталинградом и в ходе зимней кампании 1942/43 г. потряс королевскую Румынию больше, чем любое другое государство фашистского блока. На Дону и под Сталинградом румынская армия потерпела самое крупное за все время участия в антисоветской войне поражение. После этого в стране и армии сильно возросли антивоенные, антигерманские, антифашистские и пораженческие настроения. Прозревали даже те, кто, казалось, надолго был одурманен националистическими и религиозными лозунгами или мечтал стать господином-колонистом на советской земле. Произошло резкое полевение масс, несших на своих плечах все тяготы изнурительной войны и хозяйничания гитлеровцев в стране. Антинациональная политика правящих кругов встречала растущее сопротивление румынских трудящихся, которые все больше убеждались в правоте политики КПР, в том, что война ведется в интересах господствующих классов, что путь избавления от нее и освобождения от фашизма

лежит через свержение диктатуры Антонеску, демократизацию всей жизни страны. Среди румынских военнопленных ширилось движение за формирование при помощи Советского правительства регулярных добровольческих частей и партизанских отрядов в целях участия с оружием в руках в освобождении своей родины от фашизма.

Все эти политические настроения усиливались по мере приближения фронта к границам Румынии. Накануне Ясско-Кишиневской операции даже лозунги «защиты отечества», не говоря уже о призывах к «спасению западной цивилизации», «христианской веры» и других, не могли воодушевить румынский народ на продолжение войны. Дезертирство, переход на сторону Красной Армии приняли массовый характер. Румынская армия, не так давно являвшаяся основной опорой господствующей в стране фашистской клики, перестала быть таковой. Главным оплотом диктатуры Антонеску были хозяйничавшие в стране войска вермахта. В этой обстановке трудовой народ Румынии, желая избавиться от фашистской клики и германских оккупантов, видел в Красной Армии армию-освободительницу.