Около половины стран, которые участвовали в разработке основных международных соглашений по правам человека, не присоединились к ним. Среди них немало развитых стран, чей опыт был бы полезен для международного сообщества. Тем самым эти страны как бы самоустра­нились от сотрудничества, уходят и от международного контроля, пре­дусмотренного почти всеми такими соглашениями. Это касается, напри­мер, конвенций о пресечении апартеида и наказании за него, против пыток и др. Определенные страны, выступая за кодификацию в междуна­родных документах гражданско-политических прав, что само по себе не вызывает возражений, отвергают предложения о разработке подоб­ных документов по другой группе прав и, в частности, по такой пробле­ме, как право на развитие, которое является ключевым среди прав так называемого третьего поколения,, или «новых прав». Как пойдет работа в этом направлении, во многом сейчас зависит от того, с чем выступят неприсоединившиеся страны в ходе консультаций по праву на развитие.

Завершилась успехом десятилетняя работа над проектом соглашения о правах ребенка – на 44-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята конвенция о правах ребенка. Практически завершена разработ­ка конвенции о правах рабочих-мигрантов. Сложнее обстоит дело со вто­рым факультативным протоколом (к Международному пакту о граждан­ских и политических правах) об отмене смертной казни. Во-первых, он по некоторым причинам не приемлем для большинства мусульманских стран. Во-вторых, те страны, которые в принципе не возражают против гуманности отмены смертной казни (СССР, США) и возможности сделать это в будущем, в ближайшее время не готовы из-за определенного об­щественного мнения внести соответствующие изменения в свое законо­дательство., Разрабатываются декларации или своды принципов о правах и обязанностях индивидов и групп и органов общества поощрять и за­щищать права человека, о борьбе с современными формами рабства, о коренном населении, о психиатрии, праве покидать страну.

Вполне назревшей представляется идея подготовки проекта конвен­ции о защите лиц от насильственных похищений и исчезновений (это явление весьма характерно для стран с диктаторскими режимами).