Адмирал Массера, как и генерал Карлос Суарес Масон, глав­нокомандующий сухопутными войсками, и организатор арген­тинских «эскандронов смерти» Хосе Лопес Рега, является чле­ном аргентинской организации ложи «П-2». В Уругвае среди местного масонского братства числится бывший главнокоман­дующий генерал Грегорио Альварес.

Если кто-либо в Италии или за границей счел, что Тина Ан- сельми просто пыталась набрать очки в преддверии выборов, то они ошибались. 10 августа 1983 года в тюрьме «Шан Дол- лон» одним заключенным стало меньше: ЛичО Джелли бежал. Швейцарские власти в попытке скрыть охватившее их смятение пошли по самому ненадежному пути: они попытались свалить всю вину на одного подкупленного гвардейца из охраны тюрь­мы по имени Умберто Чердана, который, как утверждали влас­ти, получил от Джелли взятку в б тыс. фунтов стерлингов1.

Видимо, тот, кто готов поверить в версию, согласно которой Джелли смог бежать из Швейцарии благодаря стараниям одно- го-единственного охранника, легко поверит и в то, что Аль­бино Лучани умер естественной смертью. Подобное легковерие несостоятельно хотя бы потому, что охранник не пошел бы на это из-за суммы, равной его четырехмесячной зарплате, рискуя получить тюремное заключение на срок в семь с половиной лет.

Девять дней спустя после побега Джелли швейцарские влас­ти ответили согласием на требование итальянских властей о его выдаче. Беда теперь была в том, что самого Джелли уже не было в Швейцарии. Вначале сын перевез его через границу Во Францию во взятом напрокат «БМВ», а затем обоих доставил вертолетом в Монте-Карло анонимный пилот, которому хорошо заплатили. Пилоту сказали, что пассажира придется доставить из Ниццы в Монте-Карло. После этого, сев на яхту Франческо Пацьенцы, заявлявшего о дружбе с покойным Кальви, Джелли направился в Уругвай. В момент, когда пишутся эти строки, он чувствует себя уже вполне здоровым, наслаждаясь жизнью на ранчо в нес в начале 1984 года Чердана был приговорен к 18 месяцам тюрьмы. Однако исполнение приговора было отсрочено. Суд получил письмо от Джелли, где он рекомендовал отнестись к подсудимому со снисхожде­нием и приносил свои извинения за совершенный побег, объясняя его тем, что оказался жертвой политических преследований.