Папа без возражений принял эти условия и тем самым ши­роко открыл двери для валютных махинаций, для игры на бирже от имени Ватикана, включая приобретение акций тех компаний, продукция которых никак не укладывалась в рамки римско-католической доктрины.

Католические проповедники по-прежнему посылали с цер­ковных кафедр проклятия в адрес производителей бомб, танков, оружия и противозачаточных средств, а в это время Ногара при­обретал для казны Ватикана акции компаний, производящих именно ту самую продукцию.

Ногара совершал сделки, играл на бирже. Он купил компа­нию «Италгаз», единственного поставщика газа во многие итальянские города, ввел в совет директоров компании брата будущего папы Пия XII, князя Франческо Пачелли. С прихо­дом к власти Пия XII дух коррупции в Ватикане усилился. Правилом, не знающим исключений, стало: «Если в совете директоров компании заседает один из Пачелли, десять против одного, что компания принадлежит Ватикану».

Среди банков, полностью перешедших под влияние и конт­роль Ватикана благодаря деятельности Ногары, оказались «Банко ди Рома», «Банкоди Санто-Спирито» и «Каса ди Рис- пармио ди Рома». Этот человек не только обладал редкостным даром финансиста, он был наделен и удивительной способностью убеждать. Когда «Банко ди Рома» оказался под угрозой бан­кротства и, идя на дно, мог увлечь за собой немало ватиканского золота, Ногара убедил Муссолини передать обесцененные обли­гации этого банка в руки государственной компании ИРИ. Более того, Муссолини взялся возместить Ватикану полную стои­мость его акций, и не по биржевому курсу, равнявшемуся прак­тически нулю, а по номинальной стоимости. Таким образом, ИРИ выплатила «Банко ди Рома» 630 млн. долларов, а убыток был списан министерством финансов. Иными словами, колос­сальный счет оплатили итальянские налогоплательщики. Духо­венство же обошлось без жертв.

Спекуляции, в которые смело пускался Ногара, являлись прямым нарушением канонического и уголовного права, ко, поскольку за его плечами стоял папа римский, который не счи­тал нужным вникать в эти дела, Ногару не беспокоили подобные «мелочи».

Используя капитал Ватикана, Ногара стал приобретать конт­рольные пакеты акций многих солидных компаний, стремясь таким образом не просто выгодно вложить деньги, а приоб­рести фактический контроль над этими компаниями. При этом сам он редко входил в совет директоров, предпочитая уса­дить в директорское кресло доверенное лицо из числа ватикан­ской элиты, которому поручалось блюсти интересы церкви. Среди директоров возрастающего числа компаний все чаще по­являлись имена трех племянников Пия XII – князей Карло, Маркантонио и Джулио Пачелли. Это были «уоминидифидучиа», то есть «лица, пользующиеся доверием» церкви.