В сентябре 1972 года папа Павел VI по дороге в Удину, где должен был состояться Евхаристический конгресс, сделал оста­новку во дворце патриарха Венеции. При огромном стечении народа, на виду у сотен католиков, заполнивших площадь Святого Марка, папа демонстративно снял свою епитрахиль и надел ее на плечи пунцового от смущения Лучани. Толпа обезу­мела от восторга при виде столь многозначительного жеста, на которые папа был довольно скуп.

Когда Павел VI и архиепископ остались наедине, папа при­знался, что «ему довелось слышать о некоторых незначительных финансовых осложнениях, с которыми столкнулась эта епар­хия…». Он также узнал о новом начинании Лучани, который хотел основать центр для умственно отсталых в Маргере. Он вы­разил архиепископу свое одобрение подобным начинаниям и заявил, что намерен сделать персональный денежный вклад. Это говорило о многом.

Полгода спустя, в марте 1973 года, папа сделал Лучани кар­диналом. Следует пояснить позицию Лучани. Несмотря на глубо­кие разногласия с папой в вопросах финансовой политики Спитого престола и в том, что касалось ИРД, он тем не менее считал себя обязанным сохранить полную лояльность по отноше­нию к наместнику господа. Следует отметить, что итальянские епископы находятся на особом положении по отношению к Ва­тикану. Контроль апостолического престола над их действия­ми является очень жестким, а наказание за любой проступок совершается гораздо быстрее, чем в отношении неитальянцев.

Став кардиналом, Лучани смог окончательно убедиться, что Оттавиани и другие реакционеры совсем не склонны демонстри­ровать покорность и, больше того, ведут длительную и ожесто­ченную войну против папы. Их задача заключалась в том, чтобы свести на нет все позитивное, что оставил после себя Второй Ватиканский собор.

Два месяца спустя Лучани принимал гостя из Рима – Джо- ванни Бенелли. Прежде всего Бенелли постарался убедить его, что проблемы, обсуждению которых они посвятили в прошлом году столько времени, не преданы забвению. Обнаружились новые изобличающие факты касательно американской мафии, фальшивых ценных бумаг и участия во всем этом Пола Мар- цинкуса.