Один из таких священников получил от Лучани персональ­ный урок социальной справедливости. Священник, решив повы­сить квартирную плату в принадлежавшем ему доме, обнаружил, что один из квартиросъемщиков, школьный учитель, остался без работы и поэтому платить больше не может. Священник решил выселить несчастного. Узнав об этом от своего секретаря, Лучани пытался увещевать меркантильного клирика, но тот недоуменно глядел на архиепископа, по памяти цитировавшего Священное писание: «Царствие мое суть не на земле». Однако это не помог­ло. Тогда Лучани собственноручно подписал чек на 3 млн. лир, что позволяло учителю арендовать квартиру, пока он не поды­щет другое постоянное жилье. Тот учитель и по сей день как ре­ликвию хранит в рамке на стене фотокопию чека, подписанного Лучани.

С первого дня пребывания на новом посту архиепископ Венецианский интересовался теми, кто живет в «другой Вене­ции». Когда рабочие Местре и Маргеры объявили забастовку, он попытался найти взаимоприемлемое решение в возникших раз­ногласиях. Когда в 1971 году администрация предприятия в Ла-Саве объявши об увольнении 270 рабочих, оказавшихся «лишними», он заставил ее отменить бесчеловечное решение, напомнив о необходимости уважать достоинство личности.

Среди его ближайшего окружения находились и те, кому был не по душе такой патриарх. Их больше устроил бы тот, кто огра­ничился бы публичными проповедями на утеху жаждущим впе­чатлений туристам.

Папа Павел VI , однако, был доволен сделанным выбором. В 1971 году он назначил архиепископа Лучани членом синода епископов.

Темой дискуссии должны были стать задачи определения миссии духовенства на пути к достижению справедливости во всем мире. Одно из заявлений Лучани свидетельствует об остроте обсуждавшихся вопросов: «Я предлагаю, чтобы в интересах бед­нейших стран и с целью оказания реальной помощи им каждая из церквей, располагающих значительными денежными средст­вами, взялась отчислять в пользу такта стран одну сотую долю своих доходов. Деньги эти передавались бы через благотвори­тельные организации, созданные иод эгидой Ватикана. Назовем эти деньги «братской долей» и будем вносить их не в порядке благотворительности, а с сознанием того, что мы исполняем лишь свой долг, пытаясь возместить ущерб, нанесенный нашим обществом потребления, обогащавшимся за счет стран, ныне лишь встающих на путь самостоятельного развития, с сознанием того, что мы лишь искупаем долг совести».

Начиная с 1946 года Институт религиозных дел, который более известен как Ватиканский банк, имел крупный пакет акций «Банка католика дель Венето». Помимо этого, часть ак­ций последнего – вместе взятые, они составляли меньше 5 про­центов – принадлежала нескольким приходам в области Венето.

В случае если бы речь шла об обычном финансовом учрежде­нии, это меньшинство оказалось бы самым уязвимым. Однако ИРД нельзя поставить в один ряд с обычными банками.