Появление Марцинкуса в Ватикане резко изменило стиль работы и атмосферу ИРД, где воцарился дух, скорее напоминав­ший нравы Чикаго тех времен, когда там господствовали банды .Аль Капоне. «Как поживают ваши друзья в Чикаго, Пол?» – та­кова была распространенная шутка в Ватикане начала 70-х го­дов. После суда над Синдоной эта шутка все больше сливалась с правдой и уже не казалась столь смешной. Л после скандала вокруг Кальви ее уже никто не отваживался себе позволить.

Роль Марцинкуса, судя по всему, сводилась не к прямому убийству Лучани, а к его попустительству убийце. Нет сомне­ний, что Марцинкус подробно рассказал Кальви о тревогах и опасениях, раньше других сообразив, что новый папа оказался совсем не тем человеком, которого хотели куриальные консер­ваторы. Вне сомнений и намерение Лучани сместить Марцинкуса с поста президента ИРД и прекратить все контакты Ватикана с «Банко Амброзиано».

Микеле Синдону иногда тоже называли «банкиром господа». В момент смерти Лучани Синдона находился в Нью-Йорке и был поглощен заботами о том, чтобы там и остаться, избежав выдачи итальянскому правосудию. Судебные органы не только Италии, но и других стран пытались привлечь Синдону к ответу за его’ многочисленные финансовые преступления, совершенные на территории этих стран.

о в сентябре 1978 года стало очевидным, что суд над Синдо­ной по обвинению в банкротстве «Фрэнклин нэшнл бэнк» неизбежен. С одной стороны, это спасало от выдачи италь­янским властям, но, с другой – Синдона становился пред­метом судебного разбирательства в США. У Синдоны оставался последний козырь – Ватикан. Он точно рассчитал, что свиде­тельство в его защиту кардиналов Герри и Каприо, а также епи­скопа Марцинкуса произведет должное впечатление на американ­ский суд. Однако с восшествием на престол папы Лучани ни о каких свидетельствах по «делу Синдоны» в его пользу со сторо­ны Ватикана не могло быть и речи.

Синдона, будучи одним из членов мафии и ложи «П-2», имел не только основания желать смерти Лучани, но и целый аппарат наемных убийц для осуществления этих желаний. Оказавшись почти в безвыходном положении, доведенный до полного отчая­ния, он потерял чувство реальности, поверив в свое спасение через убийство федерального прокурора Кении или итальян­ского юриста Амброзоли. Стоит ли сомневаться, что такой, как Синдона, мог не задумываясь пойти на убийство папы.