Понимая, что громкий скандал, раздутый по обыкновению прессой, нанесет непоправимый ущерб престижу церкви, Лучани сам отправился к редактору издававшейся в Венеции газеты «Гадзеттино». Рассказав об этой истории, он попросил не делать сенсации из досадного происшествия. Затем он собрал все духо­венство вверенной ему епархии. Тут следует отметить, что в подобных случаях католическая церковь вправе прикрываться церковным иммунитетом, а на практике это означает отказ от возмещения ущерба. Лучани же сказал в обращении к ожидав­шим его решения 400 представителям духовенства: «Сообщаю вам с прискорбием, что двое из нас совершили серьезный прос­тупок. Считаю, что епархия должна по своей воле возместить ущерб. Считаю также, что мы не должны воспользоваться им­мунитетом в таком постыдном деле. Мы не можем мешать правосудию. Пусть унижение, вызванное этим скандалом, по­служит уроком всем нам и вновь напомнит о том, что наша церковь должна быть церковью бедной и для бедных. Я намерен с целью возмещения продать некоторые церковные сокровища и одно из зданий, принадлежащих епархии. Деньги пойдут на ком­пенсацию ущерба, причиненного кражей, — все до последней лиры. Для осуществления всех этих мер мне нужно лишь ваше согласие».

И епископ Лучани получил его. Некоторые, однако, от­мечали при этом, что Лучани, пожалуй, чересчур щепетилен в подобных вопросах. Одним из тех, на кого произвела впечат­ление моральная позиция епископа, оказался как раз тот спе­кулянт собственностью, втянувший священников в авантюру: он покончил с собой, не дожидаясь суда. Один из священни­ков был оправдан судом, другой отбыл один год в заключении.

Семнадцатого сентября 1969 года скончался кардинал Ур- бани, патриарх Венеции. Обдумывая вопрос о подходящей кан­дидатуре ддя замещения вакансии, Павел VI вспомнил о епис­копе. Папа высоко оценил мудрость и благородство, проявлен­ные Лучани в решении вопроса о финансовых махинациях злопо­лучных священников. К его изумлению, Лучани с благодар­ностью, но твердо отклонил новое назначение, которое любому показалось бы блестящим. Дело в том, что Лучани был лишен честолюбия. Он был искренно доволен своим положением в

Витторио-Венето и считал логичным свой поступок.

Папа Павел VI вынужден был подыскать другую кандида­туру. Наиболее реальным претендентом казался кардинал Анто- нио Саморе, такой же консерватор, как и его духовный на­ставник кардинал Оттавиани. Но из Венецианской епархии ста­ли поступать письма, настойчиво отклонявшие его кандидату­ру, и папа оставил эту мысль.

Павел VI вновь стал думать о Лучани.

Лучани скоро почувствовал усиливавшийся нажим из Рима и счел себя не вправе отказать папе во второй раз. Епархия, кото­рой было невдомек, что новый патриарх сделал все, пытаясь зас­тавить папу остановить выбор на другой кандидатуре, ликовала, узнав, что отныне ее возглавляет «наш» Альбино Лучани.