Домашний арест. Режим, не уступающий тюремному. Телефон премьер-министра был соединен только с ведом­ством Нендака. Услужливые садисты время от йремени звонили и сообщали: снова арестован Окито, пропал без вести Гизенга. Лумумба обратился к командованию ООН с просьбой предоставить ему политическое убежище. Нет, нельзя этого сделать — ООН, как уже не раз объявлялось, не вмешивается во внутренние конфликты! И все лее ка­кой-то компромисс в пользу Лумумбы был достигнут: его домик стали охранять ганские и гвинейские солдаты. На несколько минут они пропустили Гизенгу, которого мобутовцы не могли отыскать и считали пропавшим без вести.

— Поезжайте в Стэнливиль, Антуан, — сказал ему Лумумба. — Немедленно покидайту эту ловушку. В Лео­польдвиле мы уже ничего не сможем предпринять. Выби­райтесь, пока не поздно. Свяжитесь с Кашамурой — я советую ему отправиться в Киву. Придется все начинать сначала…

—    Я согласен, Патрис, — ответил Гизенга. — Но я бы предложил несколько другой вариант. Что, если я выеду на родину, в Квилу? Там меня поддержат^..

—    Тогда мы распылим свои силы. Главной базой в борьбе за единое Конго должен стать Стэнливиль. Там находится военный гарнизон. Туда стекаются все недо­вольные нынешним режимом. Именно оттуда должно на­чаться наступление. Не сомневаюсь, что Квилу и другие районы присоединятся к нам потом.

Гизенга предложил Полин отправиться вместе с ним, но она отказалась. В октябре радио Леопольдвиля пере­дало сообщение, что Антуан Гизенга скрылся из Лео­польдвиля. На этот раз мобутовцы говорили правду: Ги­зенга уже находился в Стэнливиле.

В ноябре Патрис Лумумба переправляет письмо па имя председателя Генеральной Ассамблеи ООН. В нем он пишет:

«Политический кризис, развязанный главой государ­ства 5 сентября I960 года и продолжающийся до сих пор, угрожает привести Конго к полному развалу. Анархия и диктатура пришли на смену демократическому режиму, принятому конголезским народом 30 июня 1960 года. Незначительное меньшинство, консультируемое и финан­сируемое некоторыми иностранными державами, день и ночь проводит подрывную кампанию. Столица республики превратилась в настоящий сумасшедший дом, где горстка наемников непрерывно нарушает закон и порядок. Насе­ление Леопольдвиля живет в царстве террора. И днем и ночью производятся повальные аресты, за которыми следует высылка. Значительное число людей пропадает без вести. Люди, совершенно лишенные моральных устоев и патриотического чувства, которые заявляют, что они находятся на службе господина Касавубу, почти ежеднев­но совершают убийства, грабежи и насилия…»