Его сразу же узнали посетители дешевого ресторан­чика при дороге. Началась беготня. Жители, руковод­ствуясь самыми благими намерениями, спешили поде­литься новостью со всеми встречными — в Мвека при­был Лумумба! Собралась толпа. Лумумба вышел из зала и окунулся в знакомую ему атмосферу африканского ми­тинга.

Лумумба произнес краткую речь: в Мвека он впер­вые заговорил о предателях-африканцах.

Лулуабург почему-то не отвечал. На Стэнливиль, ко­нечно на Стэнливиль! Часов в десять вечера были на левом берегу Санкуру, где тоже паромная переправа. Но зато это последний серьезный водный рубеж на пути к Стэнливилю. Если ничто не задержит, то завтра — завтра! — они прибудут в столицу Восточной про­винции.

Берега различных рек отвечали одинаково: паром на той стороне! Поблизости не было даже лодки. В зарос­лях отыскали старую пирогу. Нашел ее Матиас, депутат парламента от Санкуру, который присоединился к Лу­мумбе в Мвека. В пирогу сели трое — Лумумба, Матиас и Мулеле. Остальные остались на левом берегу. Высадив­шись на правом берегу, Матиас скрылся в кустах и стал разыскивать паромщиков. Пропадал он долго, но вернул­ся с несколькими заспанными конголезцами. Теперь у них был моторист дизеля! Скорее, скорее!.. Загрохотал потрепанный двигатель, по волнам реки заиграл прожек­тор — паром направился: на ту сторону, чтобы забрать Полин, Роланда, сенатора Гренфела и других.

Прошло не меньше часа. Группа Лумумбы ожидала на правом берегу. Наконец показался паром. Лумумба бросился встречать жену, вскочив на паром. На него на­бросились солдаты…

Старший из них заорал:

— Приказываю отправиться сейчас же иа ту сторону! Если вы не поедете, то ваша жена и сын будут расстре­ляны немедленно. Они схвачены на том берегу. При по­пытке к бегству будете расстреляны.

Руки связали. Словно не доверяя веревкам, человек шесть солдат ухватились за Лумумбу и держали его. На берегу билась его жена. Плакал Роланд. Гудели мо­торы военных «джипов». Суетились солдаты. Лумумбу втолкнули в кузов машины и повезли в Мвека. Раза два или три он пытался вступить в разговор с солдатами и — бесполезно: у них все выливалось в действия при­кладом.

В Мвеку прибыли новые подкрепления солдат из Леопольдвиля. Здесь же были размещены подразделения ооновцев, в которые входили и ганские. На городской площади остановились все «джипы»: офицер побежал к телефону, чтобы связаться с Порт-Франки. Да, там знают и ждут: Лумумбу доставить прямо на аэродром, где готов самолет. Здесь впервые солдат из Бинзы ударил премьер-министра и сбил его, когда Лумумба хотел что- то крикнуть толпе из кузова через окно в брезенте. К солдату присоединился второй, третий… Скрученный, он распластался у ног карателей. Так не поступали даже колонизаторы. Толпа, лишь несколько часов назад бур­лившая приветствиями, теперь сникла и молча взирала на происходящее. Любопытствовали офицеры из войск ООН, стоя поодаль, не приближаясь к машине, где озве­ревшие бандиты били прикладами, топтали ногами пой­манного «государственного преступника»…