Моим сыновьям, которых я оставляю и, быть может, ие увижу больше, я хочу сказать, ч/го будущее Конго прекрасно и что я жду от них, как и от каждого конго­лезца, выполнения священной задачи восстановления нашей независимости и нашего суверенитета. Потому что без достоинства нет свободы,’ без справедливости нет достоинства и без независимости нет свободных людей.

Жестокости, издевательства и пытки никогда не мог­ли заставить меня просить пощады, потому что я пред­почитаю умереть с высоко поднятой головой, с несокру­шимой верой и глубокой убежденностью в судьбе нашей страны, чем жить покорным и отрекшимся от священных для меня принципов.

Настанет день, и история скажет свое слово. Но это будет не та история, которую будут преподавать в Брюс­селе, Париже, Вашингтоне или в ООН. Это будет исто­рия, которую будут учить в странах, освободившихся от колониализма и его марионеток. Африка напишет свою сооственную историю, и это будет на севере и юге Афри­ки, — история славы и достоинства.

Не оплакивай меня, жена моя. Я знаю, что моя мно­гострадальная страна сумеет отстоять свою свободу и свою независимость».

Судьба Патриса Лумумбы волновала мир, и с заклю­ченным надо было что-то делать. Есть основание пола­гать, что Лумумбой занялся Жюстэн Бомбоко. Каирский журнал «Роз эль-Юсеф» опубликовал фотокопию письма, направленного в Леопольдвиль президентом Катанги. Содержание его таково: «Господину Бомбоко. В ответ на только что полученное нами послание подтверждаем согласие на немедленный перевод коммуниста Лумумбы в Элизабетвиль. Эта операция должна быть проведена в обстановке полной секретности. Просьба незамедли­тельно сообщить нам о дате его прибытия. Благоволите принять, господин председатель, заверение в нашем са­мом высоком уважении.

Моиз Чомбе. Элизабетвиль. 15 января 1961 года».

Письмо вызывает доверие: правительственные чинов­ники в Конго не делали секрета из того, что Бомбоко по поручению Касавубу вступил в переписку с Чомбе. Одновременно Касавубу вел переговоры с Чомбе по те­лефону. Тайная сделка относительно Лумумбы примири­ла недавних противников. Дальнейшие события подтвер­дили предположение, что в заговоре против Лумумбы объединились и выступали заодно высшие должностные лица Леопольдвиля и Элизабетвиля. Достаточно вспо­мнить, что Касавубу назначил потом Моиза Чомбе премьер-министром Конго: значит, оказанная ранее услу­га была велика!