Сочинение Нодэ «Размышления о государственных переворотах» вызывает не меньший интерес. В конце своей удивительной книги Нодэ перечисляет задачи советника государя (вероятно, имея в виду себя). И тут картина совершенно иная, поскольку от советника требуется соблюдать все традиционные христианские нормы: быть честным и благочестивым, любить Бога и людей и даже желать plustost le bien que le mal a ses ennemis («добра, а не зла своим врагам»). Подобная развязка поражает не меньше, чем финал оперы Моцарта «Дон Жуан», где квартет честных граждан с удовлетворением поет об ужасной судьбе лживых негодяев, в то время как слушатели еще не успели опом

ниться от возвышенного противостояния Дон Жуана и статуи Командора. Макиавеллевское злодейство и безнравственность, согласно Нодэ, находятся в исключительном ведении государя: даже ближайшим соратникам не дозволяется погружаться во тьму возвышенного царства arcana imperii. И поэтому последующие изменения, о которых говорилось в конце предыдущего абзаца, можно воспринимать как «демократизацию» макиавеллизма, к признанию которой Нодэ не был готов.

Но ирония заключается в том, что конец книги Нодэ можно интерпретировать иначе, скорее как финальноеperoratio, нежели как развязку. Разве соблюдение норм христианской морали не составляет личного макиавеллевского интереса советника? Политическая жизнь советников-макиавеллистов, как можно ожидать, была отчаянно скоротечной. Согласно этой интерпретации, Нодэ был знаком с поразительным сходством макиавеллизма и нравственной безупречности не хуже мыслителей, взгляды которых рассматриваются в следующем разделе.