В частности, поскольку наше знание о мире несовершенно или, в терминах Макиавелли, поскольку половиной всего происходящего в мире распоряжается богиня Фортуна, правильное, благоразумное или верное, с точки зрения Макиавелли, действие часто представляется нам чужеродным вторжением в понятную и знакомую сферу знания и морали. Отсюда указанный ранее необычайно возвышенный характер arcana. Процитируем изобретательную метафору Нодэ:

Отмечу прекрасную аналогию между рекой Нил и государственными тайнами: люди, живущие рядом с мощным водным потоком, получают от него тысячи благ, ничего не зная про его истоки, точно так же люди восхищаются благими последствиями поступков правителя, ничего не понимая в их причинах и основаниях.

Отсюда также удивительный разрыв, который нередко можно заметить, между великими политическими изменениями и незначительными средствами, которые государь искусно применил для их осуществления38. Причины и следствия, похоже, постоянно не ладят между собой в поступках государя.

Следствием этого является также то, что действия государя, как правило, окутаны таинственностью для простого народа, для обычных людей, подданных. Вот почему arcana — тайны, и не потому, что они держатся в секрете, но потому, что контекст, в котором государь действует, неизвестен и недоступен обычным людям. Для таких авторов, как Нодэ или Машон, это составляло немалую проблему, ведь они сами были обычными людьми. Еще Макиавелли проявил чуткость к этой проблеме, объясняя в посвящении к «Государю», почему он, простой гражданин, способен сказать нечто, представляющее ценность для государей. Нодэ решает проблему неожиданным образом. Книга, написанная для покровителя Нодэ, кардинала Николая Баньи, была напечатана в типографии всего в двенадцати экземплярах (совпадение с числом апостолов неслучайно).