Подобно тому как возвышенное превосходит кажущееся непреодолимым противоречие между страданием и восторгом или наслаждением, так и arcana превосходят противоречие между моральным и аморальным. К этому возвышенному моральному парадоксу нельзя отнестись безучастно, когда Макиавелли заявляет, что государя по праву больше боятся, чем любят, и «мы знаем по опыту, что в наше время великие дела удавались лишь тем, кто не старался сдержать данное слово». Благоразумие порой нуждается в без нравственности, а общественное благополучие иногда достижимо лишь преступным путем; или как пишет Нодэ:

Coups detat — меч, который можно использовать во благо или во зло, копье Телефа, что может ранить и исцелять, Диана Эфесская, имеющая два лика, печальный и радостный, медальоны, придуманные еретиками, что несут в одних и тех же контурах и линиях образы папы и дьявола, или картины, изображающие жизнь или смерть в зависимости от того, с какой стороны смотреть.

Подобные чередования добра и зла, внезапные перевороты между высочайшими требованиями этики и религии непозволительны обычным людям. Мы, обычные люди, не способны видеть сразу кролика и утку на рисунке Ястрова-Витгенштейна; только Бог или государь способны постичь и осмыслить возвышенный парадокс «моральности аморального