Лишь в силу государственных интересов, лишь «по государственным соображениям» определенная доля макиавеллизма политику «дозволялась» — вот почему говорят о школе raison detat. Хотя переход от традиции arcana imperii к традиции raison detat произошел спокойно (в сравнении с шумом, поднятым сочинениями Макиавелли) и хотя в нем не участвовали великие или известные личности, этот переход имел громадное значение для отношений между историей и политической теорией. В итоге произошла, так сказать, десублимация arcana imperii; как мы убедимся, именно этот переход заложил фундамент для интеграции истории и философии естественного права.

Образцовый пример — Герман Конринг (1606-1681), который был увлечен системой Гоббса, представил ее в Германии и постарался согласовать ее с требованиями raison detat. Основой для примирения было утверждение, что «праведное» (iustum) с точки зрения философии естественного права не обязательно противоречит тому, что является «достойным» (honestum) с точки зрения raison detat. Система Гоббса помогла Конрингу осуществить свой замысел, та как (макиавеллевским) основанием гоббсианской аргументации было стремление человека к самосохранению. Конринг указал, что мы наиболее успешно достигаем цели самосохранения, придерживаясь предсказуемой и морально ответственной линии поведения. Вот почему в наших эгоистичных макиавеллевских интересах выгодно не совершать flagitia и воздерживаться от радикальных и контрпродуктивных советов Макиавелли. То же верно и для государства: государство, соблюдающее требование pacta sunt servanda48 и не спешащее навредить соседям при первом удобном случае, имеет больше шансов на выживание в гоббсианской войне европейских государств (bellum omnium contra omnes)y чем государство, действующее подобно бандиту с большой дороги.