История искажает и разрушает человеческую природу. Руссо осуждает в истории не столько то, что она препятствует проявлению естественной доброты человека, — это мнение разделяло большинство современников Руссо, но он сам придерживался достаточно циничного взгляда на человеческую природу, — сколько то, что история скрывает истинное основание справедливого политического устройства. Подлинная оппозиция, по мнению Руссо, возникает между неясностью и прозрачностью; тогда как оппозиция между добром и злом — просто королларий к более фундаментальной, по сути, картезианской оппозиции.

Руссо и Берк были едины в неприятии свойственного Просвещению торжествующего и самодовольного благодушия6, тем более удивительно, что в своих атаках на Просвещение они отводили истории совершенно разные роли. Руссо осуждал Просвещение за слепоту в отношении того, как история искажает присущее человеку понимание истины и блага; Берк нападал на Просвещение за слепоту в отношении того, как история открывает самые существенные факты, касающиеся социальной жизни. В противоположность свойственному Просвещению разделению истории и природы человека, Руссо провозглашал, что история скрывает человеческую природу, тогда как Берк считал, что человеческая природа проявляет себя только в истории.

Словно споря с Руссо, Берк включает в свое «Обращение новых вигов к старым» (1791) знаменитые, часто цитируемые слова: «Человек по природе разумное существо, поэтому в естественном состоянии он никогда не достигает совершенства, которое возможно лишь тогда, когда его помещают в наилучшие условия для культивации и преобладания разума. Искусство — вот природа человека».