Но постепенно складывающаяся доктрина Staatsklugheitslehrey или камерализм, — представленный такими именами, как Иоганн Теодор Яблонски, Иоганн Генрих Юсти, сам Фридрих Великий, но особенно следует отметить Готфрида Ахенваля, — проявляет интерес к самым земным делам: строительство дорог и каналов, строительные нормы, трудоустройство, школы и университеты, учебные планы, доступные  общественные медицинские службы, бесплатная юридическая помощь, — в целом сюда относится все то, что сегодня называется системой социального обеспечения79.

В камерализме можно видеть логический аналог и дополнение к доктрине raison detat, о которой говорилось в предыдущей главе, ведь если доктрина raison detat ориентировалась на интересы государства, то камерализм принимал за ориентир обязанности государства перед гражданами. Эти два подхода объединяло отчетливое понимание того, что существуют определенные свойства, интересы, силы, слабости, реалистические цели, обязанности и долг каждого государства (и его правителя). Связь между камерализмом и raison detat возникает почти автоматически, стоит лишь добавить достаточно очевидную предпосылку: к интересам самого государства (и государя)80 относится выполнение таких обязанностей перед гражданами, как обеспечение национальной безопасности и благосостояния. Помимо содержательной общности учения о долге государства и доктрины raison detat между ними существует не менее важная формальная или методологическая близость. В обоих случаях абстрактные, априорные рассуждения совершенно бесполезны; лишь максимально подробное и точное знание всех аспектов истории государства служит надежным ориентиром для государя (и его подданных).