Очевидный и даже неопровержимый ответ гласит, что человечество (или западная цивилизация) по какой-то причине нуждалось в ее дискурсе или в практических результатах. Если мы хотим ответить на этот вопрос в отношении к психологии масс, лучше всего обратиться к замечательному, но, к сожалению, забытому историческому исследованию Бернарда Гротуйзена «Происхождение буржуазного сознания во Франции» (1927).

Выразительными и точными штрихами Гротуйзен рисует конфликт между традиционным христианским Weltanschauung и его буржуазной заменой, возникшей в XVIII-XIX веках. Главная мысль Гротуйзена в том, что в этом конфликте компромисс был исключен, поскольку буржуазия со своими типично буржуазными проблемами не имела реальных точек соприкосновения с христианским Weltanschauung. В миропорядке, предопределенном Евангелием, слабому и могущественному были отведены свои проверенные и фиксированные роли. Но появление буржуазии столкнуло христианство с тем, чего нет и не могло быть в Евангелии: «христианский бог, создавая этот мир и приуготовляя его к возвышению церкви, не предвидел, что однажды буржуа займет ее место и захочет играть в мире важную роль». Все грехи и обязанности государя, аристократии и бедняков четко определены в Евангелии; а поскольку они получили свое содержание и социальную функцию в недрах христианского миропорядка, они никогда не представляли серьезной

угрозы для этого порядка, но, напротив, были его постоянным и возобновляющимся подтверждением. Однако промахи и успехи буржуазии не имели засвидетельствованного в Евангелии прошлого, поэтому церковь не заботилась о том, чтобы напоминать буржуазии о тщете и тяготах земной юдоли с тем же рвением, как она поступала в отношении аристократов и бедняков. Режим, управлявший жизнью буржуа и явившийся источником всех его радостей и страхов, не был известен Библии и не признавался ею.