По крайней мере один теоретический результат показывает, что круги сравнительно маловероятны в странах с большим населением, даже если предпочтения там разнородны, и исчерпывающее эмпирическое исследование Джерри Мэки показало, что всякий предполагаемый круг, определенный как таковой в литературе об общественном выборе, основывается на ложных утверждениях или ошибочных данных. Может оказаться, что демократии берут лучшее из обоих миров. Потенциальная цикличность дает проигравшим выборы побудительный мотив к тому, чтобы сохранить приверженность системе в надежде победить в будущем, но тот факт, что круги на самом деле редки, означает, что правительственная политика не подвергается бесконечному пересмотру. В области налоговой политики, например, несомненно, есть потенциальная коалиция, готовая изменить всякое мыслимое status quo, как можно видеть на примере троих, голосующих за то, чтобы разделить доллар путем решения большинства: как его ни делить, какое-то большинство будет заинтересовано в переделе. Тем не менее налоговая политика сохраняет поразительную стабильность на протяжении многих лет.

Если выводы публикаций, посвященных общественному выбору, оказываются менее угрожающими для демократической законности, нежели полагают, тогда что можно сказать о более давней обеспокоенности в связи с тиранией большинства, ассоциируемой с аргументами Токвиля и Милля и контрмажоритарными элементами, заложенными отцами-основателями в американской конституции? Прогнозы Токвиля в этом отношении были самыми апокалиптическими. «Прежде тирания прибегала к грубым орудиям, цепям и палачам, — заметил он в 1835 г., — а сегодня даже деспотизм, которому, казалось бы, больше нечему учиться, усовершенствовался благодаря цивилизации». Возможность тирании большинства беспокоила его как величайшая угроза, представляемая демократией в Америке. Токвиль цитирует тревожное замечание Мэдисона в «Федералисте», что «об обществе, формы которого позволяют более сильной части с легкостью объединиться и подавлять слабейших, справедливо сказать, что в нем царит анархия», и высказывает мнение, что «если когда-нибудь свобода будет утрачена в Америке, то это произойдет по причине всемогущества большинства, толкающего меньшинство к отчаянию и вынуждающего его прибегнуть к физической силе».