Важный творческий вызов нынешнему поколению демократических новаторов — найти способы уменьшить власть денег, с тем чтобы приблизить действительную демократическую дискуссию к упорядоченному спору, о котором размышляли Милль и Дьюи и в котором истина действует как регулятивный идеал.

Как мы выяснили, боязнь того, что демократия является врагом истины в политике, оказывается химерической, если отказаться от абсолютистских концепций истины в пользу фаллибилизма зрелого Просвещения и осознать достоинства состязательной демократии сравнительно с существующими альтернативами. Точно так же предполагаемая угроза демократии

для прав индивида при ближайшем рассмотрении оказывается преувеличенной. Вопреки опасениям Милля и Токвиля, исторические факты свидетельствуют, что страны с демократическим устройством с большим уважением относятся к правам индивида и гражданским свободам, чем недемократические страны. В конечном счете это, конечно, хорошее основание для сравнения. Люди, живущие в странах, где отсутствуют демократические политические институты, должны терпеть авторитарные институты, так же как пришлось бы большинству живущих в демократических странах, если бы их институты были отброшены или развалились.

Демократическая традиция выглядит также весьма достойно и по сравнению с другими интеллектуальными традициями, которые рассматривались в этой книге. Классический утилитаризм, как мы видели, был безразличен к правам индивида, что делало его уязвимым для критики Ролза, который полагает, что эта теория не воспринимала всерьез различия между людьми. Неоклассический утилитаризм ушел от этого недостатка, но заплатил за это новыми трудностями, связанными с обоснованием прав индивида. В некоторых его формулировках заложена столь жесткая либертарианская концепция индивидуальной автономии, что она нарушает права других людей, если принимать во внимание непреднамеренный вред и более широкий спектр ресурсов. В других (таких как консеквенциалистское прочтение принципа вреда у Милля) эта проблема обходится. Однако поскольку нет бесспорного счетчика гражданских правонарушений или консек- венциалистского исчисления для применения его принципа, Милль неубедителен относительно того, как этот принцип может быть применен, и стыдливо умалчивает о том, перед кем должны быть ответственны те, кто производит вычисления.