В Гольянове в настоящее время разбит палаточный лагерь, в котором проживают более 600 человек. Все они беженцы, ожидающие отправления на родину. В основном овсе население этого городка состоит из вьетнамских рабочих, которые составляли штат подпольной швейной фабрики.

Как показывает практика, в этом лагере нет никаких условий для нормального существования – отсутствует водоснабжение и электричество.  Журналистам удалось обнаружить среди «населения» этих палаток нескольких беременных женщин. Часть из них была переправлена в больницы благодаря содействию этих людей.

Перед въездом в лагерь постоянно находится несколько десятков человек – все они журналисты с камерами и другой техникой. Лагерь был открыт для прессы московские властями после того, как подобные меры выселения иммигрантов были подвергнуты резкой критике и народному осуждению. «Офицеры России» привезли в лагерь несколько видов необходимых вещей – продукты, средства личной гигиены, вентиляторы.

Через дорогу от этого лагеря удалось увидеть двух мужчин с темной кожей.  Один из них – египтянин Адам, он рассказал на английском языке, что снимал неподалеку комнату в общежитии и 30-го его задержали, но через 3 дня отпустили.  Но все деньги и документы (в том числе и университетский диплом юриста) остались в комнате общежития, куда ему теперь полностью закрыт вход.  Он собирался подавать документы в РУДН, но как это сделать без египетского диплома, он не имеет представления.

Полиция не пускает в здание и соответственно, он не может пойти в свою комнату для того, чтобы забрать оттуда вещи.  У  женщины, которая тоже находится у ворот лагеря по имени Раиса в лагере муж, которого задержали за поддельную регистрацию —  обманул хозяин, а поделать с этим ничего нельзя. Всем им предстоит в ближайшее время возвращение на свою историческую родину.  Она очень переживает за мужа – готова заплатить нужные штрафы или тоже отправиться обратно в свою страну, лишь бы ее мужа отпустили. Для него пока она может сделать совсем немного – передать немного вещей – зубную пасту, щетку и сменное белье.

Японское телевидение не пускают на территорию лагеря, объясняя это тем, что им предстоит получение специальной аккредитации в главке.  А переводчику с вьетнамского тоже приходится остаться за воротами, так как он не получил журналистской аккредитации, а значит будет являться посторонним лицом в этом месте.  Сразу после пропускного пункта было обнаружено три палатки, две из которых принадлежат штабу МЧС, а в третьей расположены полиция и ФМС.  Цистерны с Мосводоканала свидетельствуют о том, что воду сюда привозят, а рядом находится микроавтобус забитый вентиляторами.  Далее можно увидеть тридцать армейских палаток, которые располагаются рядами. В них есть исто для 30 человек в каждой.

Вьетнамцы сидят за ограждением и курят на корточках. Журналисты, заходящие в лагерь, сразу  начинают оказываться под пристальным вниманием со стороны его обитателей.  Как оказалось, здесь не только вьетнамцы, но и узбеки, таджики и даже один афганец. О чем повествует сам представитель этой нации на чистом русском языке. В России он  живет уже более 5 лет, и не относит себя к беженцам.

Этот лагерь в Гольянове был образован не так давно в рамках компании, которая была направлена против нелегалов. Все работы начались после инцидента, произошедшего на Матвеевском рынке Москвы.
Хуже всего приходится женщинам – некоторые из них беременны. А у одной из девушек службы забрали ребёнка 11 месяцев от роду, и она не знает, где он находится сейчас и как его вернуть.