Их призывы к немедленному и повсеместному уничтожению буржуазного общества, насаждению казарменного социализма, подталкиванию революционных процессов, их требования «все или ничего» выгодны империализму, ибо преследуют цель ослабления мирового революционного движения.

Особо следует остановиться на «коммунистической» практике китайского руководства. Маоистские концепции, «сверхреволюционные» фразы выдаются, как известно, за последнее слово марксизма.

В конце 50-х годов китайские руководители отбросили научно обоснованные планы в строительстве коммунистической экономики. Они заявили, что намерены осуществить переход к коммунизму за 3—5 лет. Провозгласив авантюристический курс «большого скачка», они выдвинули лозунг: «Три года упорного труда и десять тысяч лет счастья». Таким образом, не считаясь с марксистским учением о строительстве коммунизма, маоисты взяли курс на ускоренный переход к коммунизму, не учитывая отсутствие элементарных материальных и культурных условий для этого. Они решили, что можно перепрыгнуть все этапы социалистического строительства, насаждая административными мерами «коммунистические» формы по принципу «политика — командная сила». Этому принципу соответствовали такие установки в экономике, как создание «народных коммун», отказ от нормативов в труде, хозрасчета и ослабление финансового контроля, ликвидация различных форм материального стимулирования и проведение политики «рационально низкой» зарплаты.

Уровень китайской экономики 1957 г. рассматривался в качестве исходной позиции для форсированного марша в коммунизм. Что собою представлял этот уровень, хорошо известно — крайне отсталая экономика, примитивные орудия труда в сельском хозяйстве, низкая культура населения. «Низовыми единицами коммунистического общества» должны были стать «народные коммуны», которые за несколько месяцев 1958 г. охватили все сельское население Китая. Они насаждались и в городах. Была сделана попытка через «народные коммуны» сразу ликвидировать все негосударственные формы хозяйства, в том числе и кооперативные.

Были сделаны широковещательные заявления об объединении в «народных коммунах» сельского хозяйства, промышленности, управленческих, учебных, военных и других учреждений; о совмещении работы в учреждениях с физическим трудом на предприятиях.