Правители Китая отказались установить дипломатические отношения с Португалией после свержения там фашистского режима, с неприязнью отнеслись к демократическим процессам, происходившим там. Пекин опасался, как бы такое развитие событий не отразилось на участии в НАТО К Постоянным мотивом китайской пропаганды были обвинения СССР во «вмешательстве» во внутренние дела Португалии2. Пекин пошел, на установление отношений с Португалией только в феврале 1979 г., видимо, заключив, что левые силы оттеснены от власти.

Стремление сохранить другой источник валюты, а заодно не поколебать позиции КНР в Гонконге определило и отношение китайских властей к Макао, более 400 лет являющемуся колонией Португалии на территории Китая. Новое португальское правительство, отказываясь от прежних колоний, с удивлением обнаружило, что Пекин не проявил интереса к переходу Макао под суверенитет КНР. Как писала 1 апреля 1975 г. «Нью-Йорк тайме», «Пекин не испытывает желания изменить статус этой территории».

Отношения между КНР и Испанией были установлены еще при фрейдистском режиме, что вызвало возмущение Албании и смутило многие маоистские группы. После ликвидации фашистского режима Пекин активно подключился к тем западным кругам, которые пытаются втянуть Испанию в НАТО и «Общий рынок». При встречах с государственными деятелями, в том числе с королем Хуаном Карлосом, посетившим КНР в июле 1978 г., китайские представители рекомендовали Испании полностью интегрироваться в НАТО и ЕЭС.

Пекин пытался подтолкнуть Швейцарию к военно-политическому блокированию с НАТО. Упражнялся в этом министр иностранных дел Цзи Пэнфэй, посетивший страну в августе 1974 г.3, что не дало желаемых результатов.

Не обошел своим вниманием Китай Скандинавские страны, тем более что они находятся в непосредственной близости к СССР.