Генерал М. Тэйлор, занимавший пост начальника штаба американской армии, заявлял в сенатской комиссии, что военный бюджет США 1960/61 года следует увеличить с 41 до 50 млрд. долл. Сенатор  С. Саймингтон настаивал на резком увеличении расходов на ракетное оружие.

Именно военно-промышленные концерны и Пентагон оказывают упорное противодействие всем предложениям в области сокращения вооружений, запрещения термоядерного оружия и, конечно, советской программе полного и всеобщего разоружения. Ряд авантюристически настроенных руководителей этих концернов и представителей военных кругов не желают признавать явной бессмыслицы установок на «отбрасывание коммунизма» военными средствами, доктрины «массированного возмездия» и прочих аксессуаров обанкротившейся «политики силы». Коренные просчеты и неудачи, постигшие военно-политическую стратегию наиболее реакционных и агрессивных кругов США, они хотят представить лишь как свидетельство своего «временного отставания», использовать как некий катализатор гонки вооружений.

Во что бы то ни стало вернуть позиции, утраченные Соединенными Штатами в области новейших видов современного оружия, — таков основной лозунг сторонников «политики силы» и «холодной войны». Причем, продолжая свои спекуляции вокруг несуществующей угрозы «коммунистической агрессии», наиболее реакционные и агрессивные круги делают все от них зависящее, чтобы добиться в глазах широких масс отождествления этого лозунга с интересами национальной безопасности Соединенных Штатов.

В ряде уже рассмотренных докладов, подготовленных по заданию сенатской комиссии по иностранным делам, красной нитью проходит мысль о том, что, если Соединенные Штаты «хотят выжить», они, мол, любой ценой должны достигнуть равенства с «чудовищным военным потенциалом СССР», обеспечить выигрыш времени и восстановить равновесие военных сил, добиться «ядерной стабильности». Эта задача формулируется как центральная в докладе о влиянии военной техники на стратегию и внешнюю политику.