Отдавая отчет в катастрофических последствиях термоядерной войны, сознавая, что гонка вооружений усиливает опасность развязывания такой войны, правительство США пошло на ряд переговоров по этой проблеме, в частности на совещание в Женеве о прекращении испытаний атомного и водородного оружия, откликнулось на некоторые советские предложения, направленные на то, чтобы вывести проблему разоружения из тупика. Вместе с тем, не желая отказываться от своих планов, основанных на создании «ситуации силы», от расчетов получить односторонние военные преимущества под видом «разоружения», оно всемерно затягивало эти переговоры, выдвигало все новые и новые препятствия на пути реализации взаимоприемлемых решений.

Разногласия внутри правящего лагеря, сложность расстановки политических сил в стране сказались на программных документах республиканской и демократической партий, изданных в связи с президентскими выборами 1960 г.

В разделе о внешней политике предварительной программы республиканской партии, появившейся осенью

1959 г., содержалась общая декларация о мире, признавался факт военной уязвимости США, указывалось на необходимость приспособления американской политики к новому соотношению сил на мировой арене. И в этом же самом документе декларировалась верность руководства партии пресловутой доктрине «освобождения». Причем, если говорить об отличиях в постановке этого вопроса в этой программе по сравнению с программой 1956 г., то они касаются не столько существа политики, сколько тактики, — еще больший упор делается на заявления об использовании «мирных», а не военных средств «освобождения».

«Важнейшей целью внешней политики, — констатируется в этом документе, — является мирная, но неуклонная поддержка реставрации свободы для тех, у кого ее отнял коммунизм. Наше оружие — не военное, а идеологическое, психологическое, политическое, экономическое и дипломатическое».

И во время визита Н. С. Хрущева в США и непосредственно после этого визита президент, государственный секретарь и другие видные члены американского правительства неоднократно заявляли о целесообразности совещания в верхах и своей готовности принять участие в таком совещании.