Эта закономерность вытекает из исторической необходимости замены одной общественно-экономической формации другой, более высокой, из неравномерности экономического и политического развития государств, которая является неотъемлемым свойством капитализма и предопределяет победу социалистической революции первоначально в одной или  нескольких странах.

Образование лагеря социалистических государств, уже охватившего свыше трети человечества, сосуществование двух общественных систем — это не случайность, не какая-то прихоть истории, а логический результат всего предшествующего общественного развития. Хотят того или нет те или иные классовые и социальные силы капиталистического мира, соответствует это их интересам или не соответствует, но сосуществование двух систем— это реальная действительность, которую нельзя изменить, «если, конечно, не принимать во внимание такую фантастическую возможность, что кто-либо из нас пожелает переселиться с Земли на иную планету»,— подчеркивал Н. С. Хрущев1. Не менее фантастическими являются расчеты монополистической буржуазии главных капиталистических стран, и в первую очередь США, повернуть историю вспять, надежды на возможность реставрации капитализма в странах, где победила социалистическая революция. Однако подобные расчеты и надежды продолжают занимать, по сути дела, центральное место в идеологической стратегии империалистического лагеря.

Представители наиболее реакционного крыла в этом лагере решительно отвергают саму идею длительного мирного сосуществования. Они заявляют, что подобная идея не более чем ловушка, при помощи которой «Москва надеется подготовить Запад к погребению».

Вновь и вновь выдвигается тезис, что, мол, принцип мирного сосуществования несовместим с революционным духом марксизма-ленинизма, с разделяемой коммунистами уверенностью в неизбежной победе нового строя в мировом масштабе. Курс СССР и других государств социалистического лагеря на мирное сосуществование представляет будто бы, как заявляют многие реакционные идеологи и политики, явление сугубо крат-

повременное и обусловлен якобы лишь конъюнктурными, тактическими соображениями.