Чем же можно было завоевать не только высокую оценку, но и любовь Владимира Ильича?

Прежде всего, конечно, преданностью тому великому делу, которому отдал всю свою жизнь и сам Ленин, и его единомышленники по большевистской партии. Но это, так сказать, качество непременное и обязательное для каждого коммуниста. Обладая им в полной мере, Пят­ницкий нес в себе нечто, свойственное именно ему и позволившее Вильгельму Пику столь высоко оценить его роль как одного из руководителей Коминтерна.

«Нужно прочесть только одну из его речей па заседа­ниях исполнительных органов Коминтерна, —- писал Пик, — чтобы увидеть, какую массу практических пред­ложений вносит он для улучшения работы. Но еще на­стойчивее действует он в тесном кругу руководства Ко­минтерна. При этом он действует не только как органи­затор; он хорошо изучил теорию ленинизма и прекрасно умеет применять ее во всех областях практической ра­боты наглядным большевистским путем. Решения боль­ших международных политических вопросов в Коминтер­не и поставленные перед отдельными секциями проблемы отражают то огромное влияние, которое оказывал топ. Пятницкий на решение всех этих вопросов».

Был ли при этом Осип Пятницкий важен, малодосту­пен и заражен опасным вирусом убежденности в своей исключительности как руководителя? Ни в коем случае! У Пятницкого был нелегкий характер. Прямота и рез­кость в суждениях — никаких компромиссов, никакой оглядки на личные отношения: если мне кажется, что ты не прав, я скажу тебе это в лицо, и мне наплевать, если тебе это не понравится, — полное пренебрежение лич­ными удобствами и собственным душевным покоем созда­вали сложные, а порой и просто очень трудные отноше­ния и в его семье, и с его ближайшими друзьями.

Мне представляется, что академик А. Варга очень верно назвал тот главный признак, который определял симпатии и антипатии Пятницкого. «Надо сказать, что он оценивал каждого товарища только с точки зрения, что тот дает коммунистическому движению. У него не было  личных симпатий,  антипатий. Это был исключительно объективный человек, он – жил только своим делом и с такой точки зрения оценивал всех. Я был очень доволен, что Пятницкий стал относиться ко мне как к настоящему товарищу-коммунисту».

Но значит ли это, что Пятницкий был, что назы­вается, «сухарем», не допускавшим перепадов своих чувств, всегда суровым, ровным и бесстрастным к окру­жающим его людям?