Дефициты национализированных компаний оказались намного более внушительными, чем первоначально предполагало правительство. В 1981 г. суммарный дефицит 11 национализированных групп в промышленности составил 12,5 млрд фр., в 1982 г.— 15 млрд фр. Их финансовая база была серьезно ослаблена. Чтобы поддержать национализированные компании, государство предоставило им 9,9 млрд фр. в 1982 г. и 20,2 млрд фр. в 1983 г.48

Правительству не удалось преобразовать характер трудовых отношений в национализированном секторе. Соцпартия рассчи

тывала, что структурные реформы позволят ей развязать инициативу трудящихся.

Серьезные надежды возлагались в этой связи на так называемые законы Ору, предусматривающие расширение прав трудящихся на предприятиях. Но из-за сопротивления правых сил в парламенте и капиталистов на предприятиях претворение в жизнь законов Ору происходило крайне медленно. В июне

1983 г. лишь 30% предприятий, обязанных в соответствии с этими законами подписать соглашение с персоналом, сделали это47.

Кроме того, законы о расширении прав трудящихся на предприятиях имели компромиссный характер и их содержание не соответствовало сформулированной в предвыборной программе Социалистов задаче — дать возможность французам принимать решения «там, где они живут и работают». Прерогативы цеховых советов, созданных в соответствии с законами Ору, ограничены вопросами организации труда; многие положения нового трудового законодательства обозначены не очень ясно.

Недостатком законов Ору было также то, что они, по сути дела, обращены лишь к инженерам, техникам и высококвалифицированным рабочим и фактически игнорируют запросы и потребности специализированных рабочих.

Совершив поворот на 180° в текущей экономической политике, социалисты не могли сохранить прежние стратегические цели.