История помнит страшные времена, когда в Москве царили страшные годы террора. Этот период длился с 1920 по 1930 годы.  Все происшествия  не были тайной, а архивы КГБ, раскрытые через несколько десятилетий помогли составить общую картину царивших в те времена беззаконий.

На улице Никольской особенно выделяется дом под номером 24. Его нижние этажи еще хранят в себе фрагменты палат, которые были выстроены в 17 веке. В 19 веке здание было отдано Московской ремесленной управе, а в одной из квартир проживал Николай Владимирович Станкевич (в 1835 году).

Именно он был основателем того самого небезызвестного кружка «Станкевича» . к нему относились выдающиеся философы своего времени – В. Белинский, Т. Грановский, К. Аксаков, А. Кольцов, М. Бакунин. Это же здание было известно и в качестве известного расстрельного дома. Здесь в 30 годы двадцатого  века располагалась печально известная  Военная коллегия Верховного суда СССР, возглавляемая В.В. Ульрихом. Она существовала вплоть до конца 1940-ых годов.

Если судить по отчетам ведомства, то в период с 1934 по 1955 этот военный комитет осудил порядка 47,5 тысяч человек.  Среди тех, кто был приговорен к расстрелу, оказались и видные писатели, деятели культуры – И.Э. Бабель, И.И. Катаев, Б.А. Пильняк, С.М. Третьяков и Б. Ясенский, а также режиссер В.Э. Мейерхольд. Были вынесены приговоры  маршалам М.Н. Тухачевскому и А.И. Егорову, маршалу авиации С.А. Худякову, крупнейшим ученым Н.Д. Кондратьеву, Е.Д. Поливанову и Р.Л. Самойлович. Не остались без «внимания»  члены политбюро Н.И. Бухарин, Л.Б. Каменев,  Г.Е. Зиновьев, С.В. Косиор, А.И. Рыков, а также В.Я. Чубарь. Нельзя забывать и о расстреле полного состава правительства Монголии.

Погибли в стенах этого здания 25 союзных наркомов и 19 республиканских, 13 командармов. Были приговорены к расстрелу более 100 профессоров и 30 руководителей самых крупных предприятий страны. Добавить к этой мрачной статистике нечего – более жуткого и страшного места  найти на картах сложно, особенно, если учитывать то, что находится оно практически в центре столицы огромного государства.
Другим зданием, сохранившим в своих станах отголоски суровых времен, стал дом по улице большая Лубянка под номером 11. В свое время он был торговым домом Дмитрия Александровича Лухманова (видного купца своего времени). Он владел им в середине 19 века.

 

А в начале 20 века в строении  расположилась страховая организация со звучным названием «Якорь». ВЧК забрало для своих нужд это здание после революции 1918 года. Согласно легенде именно в этом доме на третьем этаже находился рабочий кабинет «железного Феликса».  Если говорить о первой штаб-квартире ЧК, на углу Варсонофьевского и Большой Лубянки, то он располагался в полуподвале, напоминающем по своим размерам и ощущениям трюм корабля.  Его высота была достаточно большой – 2 этажа, но, в то же время, он был узким и темным.  Во времена страхового общества помещение использовалось в качестве хранилища для бумажного архива.  С тех времен здесь сохранилось несколько небольших комнат – сейфов.

Но чекисты приспособили их по своему вкусу. Там были установлены нары и производились расстрелы тоже недалеко от импровизированных камер.  Стены были настолько добротными, что пальба из пистолетов не проникала дальше подвала.  Этот «корабль смерти» могли видеть тысячи человек, но уцелели единицы. Они и рассказывали о чудовищных общих камерах, которые были рассчитаны на 200 человек.  Были здесь и «одиночки», которые отделялись друг от друга только наскоро оструганными досками.