25 февраля 1925 года Политбюро ЦК РКП (б) рас­смотрело этот вопрос.

Политбюро решительно осудило дезорганизаторские действия Ленинградского губкомола и поручило комиссии под руководством Е. Ярославского, в состав которой включили Чаплина и представителя Ленинградского губ­кома партии, расследовать названные дезорганизаторские

действия зиновьевцев.

Решение ЦК партии было разослано всем гуокомам

РКП (б) и РЛКСМ.

5 марта 1925 года Политбюро ЦК РКП (б) по докладу комиссии во главе с Е. Ярославским утвердило постанов­ление об ошибочных и опасных дезорганизаторских дей­ствиях оппозиционеров в комсомоле.

Экстренный пленум ЦК РЛКСМ состоялся 10 марта 1925 года. С докладом от Политбюро выступил

А. А. Андреев.

Пленум большинством голосов осудил фракционную •политику членов бюро ЦК РЛКСМ старого состава, пере­избрал бюро ЦК и принял решение о необходимости укрепить партийное руководство союзом.

«Комсомол должен и обязан давать решительный от­пор всяким посягательствам на партийное руководство,

откуда бы они ни исходили».

Много забот легло тогда на плечи нашего генсека. Местным работникам и членам Цекамола приходилось терпеливо и убедительно разъяснять партийную линию. Раскольники стали кричать «о нарушении комсомольской демократии», забывая, что по Уставу ЦК союза подчинен Центральному Комитету партии.

Споры с оппозицией становились предметом оосуж- дения на собраниях и в печати.

Зиновьевы обвиняли нас в недооценке роли раоочеи молодежи и пролетарского руководства в комсомоле, но при этом затушевывали решающее значение партийного руководства. У них получалось, что только рабочие-ком­мунисты осуществляют пролетарское руководство в союзе. А остальные члены партии — комсомольцы, значит, не принимают в нем участие? В комсомоле было тогда 45 процентов рабочих и только 9 процентов партиицев, да и не все партийцы являлись рабочими.

Оппозиционеры считали, что комсомольский актив для деревни должен готовиться исключительно промышлен­ными центрами, они отрицали возможность воспитания актива из среды самих сельских комсомольцев — вы, мол, деревенские, еще не доросли.

Конечно, нужно было укреплять деревню работника­ми из промышленных центров.