Семнадцатый год революционным вихрем ворвался в жизнь города и в стены реального училища.

Полетели прочь двуглавые императорские орлы. Были изорваны и выброшены вон царские портреты.

Революция пришла в стены школы, и молодежь, бурно митингуя, включается в политическую жизнь.

«Долой старые порядки! Долой закон божий! Долой реакционеров-педагогов и ненавистных классных надзи­рателей!»

Возникают ученические комитеты, советы делегатов, по требованию революционно настроенных учащихся со­здается школьное самоуправление.

Николай умом и сердцем воспринимает большевист­ские лозунги, находится в гуще политических споров и жарких дискуссий и Октябрьскую революцию встречает убежденным сторонником большевиков.

Товарищ Чаплина по реальному училищу Ф. А. Сто­ляров вспоминает: «В первом реальном училище был умный, находчивый, отчаянно смелый Николай Чаплин… Однажды (осенью 1917 года) Николай Чаплин прочитал нам программные требования большевиков. Окончил ои чтение под аплодисменты. И тут впервые, охваченные единым порывом, мы запели «Интернационал».

В начале 1918 года в Смоленск приезжает из Москвы Александр Чаплин, назначенный губернским комиссаром просвещения. Приезд брата еще в большей мере, спо­собствовал укреплению большевистских убеждений Николая.

Священник Павел Павлович Чаплин оставил церковь, переехал с семьей в Смоленск, стал работать в советских учреждениях — сначала в области внешкольного обра­зования, затем в Доме просвещения Красной Армии.

Вера Ивановна и Мария вступили в союз учителей- интернационалистов и с головой погрузились в дела по перестройке школы и в культурно-просветительную рабо­ту среди крестьянства.

Шел 1918 год. Ф. А. Столяров вспоминает: «На одном из стихийных митингов учащихся, стараясь отвлечь страсти от мелких стычек с преподавателями, Николай Чаплин изложил заявление VI съезда РСДРП (б) о союзах молодежи, о призыве создавать самостоятельные органи­зации молодежи, связанные с РСДРП (б). Присутствовав­ший на митинге рабочий-большевик рассказал нам о ре­шениях VI съезда, много говорил о предательстве мест­ных меньшевиков…»

Навсегда запомнились участникам бурных молодеж­ных собраний веселая голодная ребячья суматоха, рево­люционные песни, горячие споры.