«Ему можно было поверить, он поможет. Он умел помогать людям, и это у него получалось незаметно. Всегда вовремя он умел подметить упущение и обратить на него твое впимание. Незаметно, не ущемляя достоин­ства собеседника, наводил его на главные вопросы. Так было н сейчас. Задачи, о которых говорил Косарев, волно­вали меня. Правда, я уже училась третий год, несколько оторвалась от непосредственной комсомольской работы, по беседа с Косаревым вселила уверенность: справлюсь», — вспоминает Т. Васильева.

В июле 1935 года ЦК комсомола созвал Всесоюзное совещание по работе среди женской молодежи. Ему предшествовали собрания на предприятиях, районные, го­родские и областные конференции.

На этом совещании не было ни сцены, ни трибуны. Делегатки сидели за длинными столами, покрытыми зе­леным сукном. Пока пе прозвучал сигнал к открытию, Косарева плотным кольцом окружали делегатки. Он едва успевал отвечать на вопросы.

Но вот приехала Надежда Константиновна Крупская, которую все с нетерпением ждали.

Надо было избрать президиум. Одна из делегаток предложила поручить руководство совещанием бюро ЦК ВЛКСМ. Но тут поднялся Косарев: «Ваше совеща­ние, вы и хозяйничайте… Пора быть смелее, смелее бе­ритесь за руководство».

Совещание прошло успешно. Об этом говорил Татьяне Александр, когда они возвращались с Красной площади, где в зале заседаний в здании нынешнего ГУМа собира­лись комсомолки-активистки.

1938 год был последним годом работы Александра Косарева иа посту генерального секретаря ЦК ВЛКСМ, он стал последним годом его жизни.

Зрелый, мужественный, сильный человек, ои твердо от­стаивает свои убеждения, имеет свой взгляд па про­исходящие в стране события. Он по-прежнему требовате­лен к себе и к людям, особенно к тем, кто берет па себя смелость руководить, кто облечен властью: «…Переоценка своих личных способностей, гнилое самомнение и чванство для молодого работника, а я думаю, что и не только для молодого, равносильны политической смерти. Это приводит к отказу от работы над собой, порождает верхоглядство, политическую беспечность».

К марту 1938 года относятся слова Александра Ко­сарева, отражающие его большевистское кредо, кото­рому он следовал неотступно всю свою короткую жизнь:

«В вопросах политического руководства ссылка на молодость не существует. В личных вопросах могут быть ссылки на субъективные и объективные отношения, а в вопросах политического руководства — обязательно для большевика, вне зависимости от твоего партийного ста­жа и вне зависимости от состояния твоего здоровья — один подход, чтобы политическое руководство не хро­мало».