«Казалось порой, что мы вместо центральной органи­зации питерской молодежи, горевшей жаждой борьбы и боев, попали на толстовский литературно-музыкальный вокальный вечер и здесь говорили о музыке, живописи, кройке и шитье, литературе, памятниках искусства, не­противлении злу, но ни слова не было сказано о соци­альной революции, гражданской войне и борьбе за со­циализм», — вспоминал впоследствии И. Скоринко, один из активных организаторов Нарвско-Петергофского со­циалистического союза молодежи.

Как и следовало ожидать, вскоре бразды правления в «Труде и свете» оказались в цепких руках шевцовскпх. сообщников — представителей мелкобуржуазных пар­тий и группировок. И все же пм не удалось осуществить свои далеко идущие планы — помешали сами рабочие. Почувствовав, что организация весьма далека от экономи­ческой и политической жизни, юные пролетарии поначалу в одиночку, а потом целыми группами стали покидать «Труд и свет». Лиза Пылаева и Вася Алексеев торже­ствовали: шевцовская затея вот-вот должна была изжить себя. Однако в политической борьбе нередки самые нео­жиданные крены и повороты. Случилось так, что вскоре оба революционера горячо агитировали молодых рабо­чих… не покидать «Труд и свет».

Иван Скоринко вспоминает: «Однажды после собрания в нашем районе представителей заводской молодежи, на котором была принята «устрашающая» Временное пра­вительство резолюция (в ней попутно мы ругнули «Труд и свет»), я был делегирован в редакцию газеты «Правда» передать эту резолюцию для напечатают.

Придя туда и спросив кого-либо из редакции, я вошел в одиу комнату, где увидел небольшого роста человека, читавшего газету.

При моем входе он отвлекся от газеты и спросил до­вольно любезно о цели моего прихода. Я показал ему при несонную резолюцию.

Товарищ прочел ее внимательно, улыбнулся и спросил, кто ее писал и почему .мы ругаем «Труд и свет». Будучи «бойким» и к тому же «активным работни­ком», я, сгорая от авторского самолюбия, сказал, что резолюция моя, а «Труд и свет» мы ругаем потому, что, па наш взгляд, эта организация портит классовое само­сознание и отвлекает нас от дела отцов в революции.

Товарищ заинтересовался и стал о юношеских органи­зациях расспрашивать более подробно. Узнав, что наш рабочий район вышел из всерайоиного комитета «Труда и света», он заволновался и несколько раз повторил, что этого делать не следует.