Идейная борьба в партии и комсомоле в 1928 году обострилась в связи с наступлением Советской власти на кулачество.

Против политики партии, направленной на социали­стическую реконструкцию народного хозяйства, выступи­ли правые оппозиционеры во главе с Бухариным, Рыко­вым, Томским. Особенно остро борьба с правыми прохо­дила в Московской партийной организации, здесь они захватили руководство в Московском комитете и в неко­торых райкомах партии. Секретарь МК партии Угланов и некоторые другие партийные работники пытались пе­ретянуть на свою сторону комсомольский актив города. Снова Косареву пришлось отстаивать линию партии, сно­ва от него потребовалось незаурядное мужество и реши­тельность. Столкновение с правыми стало одним из самых тяжких испытаний для принципиальности Косарева.

Московский комитет ВЛКСМ поддержал позицию ЦК ВКП(б). На пленуме МК комсомола в октябре 1928 года было принято решение, нацелившее первичные организации на борьбу с правым уклоном.

Среди рассказов о важных и серьезных делах, кото­рыми занимался Саша Косарев, будучи секретарем мос­ковской комсомолии, нужно вспомнить и о том, что был он молод, в двадцать восьмом году ему исполнилось два­дцать пять. В этом году он женился на студентке Инсти­тута народного хозяйства имени Плеханова Марусе На- нейшвили.

Когда Саша вернулся из Ленинграда в Москву, его поселили в гостинице «Париж» (на ее месте построено здание нынешнего Госплана СССР) вместе с другим ком­сомольским работником Гошей Беспаловым из Перми.

В длинный корндор этой полугостиницы — полужило­го дома выходило множество дверей. За одной из них жила девушка, которая с первого взгляда поразила Сашу. Но он долго не решался: заговорить с ней и знал только, что ее отец — старый большевик Виктор На- нейшвили и что они не так давно переехали в Москву из Перми.

Но судьба сама пришла к влюбленному на помощь. Эта девушка позвонила к ним в номер и спросила Гошу Беспалова. Ей очень хотелось попасть на праздничный ноябрьский парад, а билета не было. Гошу же она хо­рошо знала по Перми. Может, он поможет?

Но Беспалова в тот момент дома не оказалось. Зато был Саша. Он быстро разузнал, в чем вопрос, и, конеч­но, предложил свою помощь. Но пропуск на Красную площадь удалось достать один, правда, на два лица. Так что им пришлось идти на парад вместе…

После первой же встречи Саша точно знал, что с этой девушкой он не расстанется ни за что. Через два месяца он сказал Марусе: «Давай поженимся». В новом, 1928го­ду они зажили вместе. Они поселились в Сокольниках, па Русаковском шоссе, в небольшой квартирке.