В документальной повести Филиппа Наседкина «Красный чернозем» есть эпизод этой командировки, рассказанный от лица секретаря райкома комсомола:

«На встречу с Косаревым пришли члены бюро райко­ма комсомола, работающие в районных учреждениях комсомольцы, члены бюро хавской комсомольской ячейки.

Собрались в районном клубе. На сцене поставили длинный стол, застлали его красной материей. Левка открыл собрание и предоставил слово мне.

Это был отчет райкома комсомола. Не официальный, какие делают на пленумах и конференциях, а рабочий, будничный. Я говорил без тезисов и подготовленных дан- пых и старался говорить о самом главном. Казалось, чем меньше буду стоять на трибуне я, тем больше на ней за­держится Косарев. А ведь мы собрались из-за него. Но старания мои оказались напрасными. Мне долго не дава­ли сойти с трибуны. Из зала один за другим летели вопросы. На этот раз их было почему-то намного больше, чем когда-либо. Да и сам Косарев никак не хотел отпу­скать меня. Он интересовался всем. И часто спрашивал о том, что не имело отношения к комсомолу. Один раз, ко­гда Косарев спросил, а кто работает в инвалидной артели заготовщиком сырья, я не выдержал и ответил:

— Не знаю. Да это и не наше дело.

На это Косарев, нахмурившись, заметил:

—    Нет, наше. Все наше. У нас нет таких дел, кото­рые не касались бы комсомола…

И тут же пояснил, почему задал такой вопрос. В со­седнем районе, где они только что побывали, в подобной организации агентами по заготовке работали классово чуждые люди. С документами этой организации они разъ­езжали по селам и агитировали против Советской власти.

—    А кроме того, — сказал Косарев, глядя в зал, — если бы на этой работе были наши активисты, сколько было бы у райкома инструкторов. С таким постоянно передвигающимся активом можно оперативпо помогать ячейкам вовремя исправлять упущения и недостатки…

Ребята захлопали в ладоши. А Левка громко объявил:

—    Слово имеет товарищ Косарев!

Мы все дружно зааплодировали. А Косарев, остано­вившись возле трибуны, поднял руку и сказал:

—    Товарищи, зачем эти хлопушки? Мы же пе на тор- жественном вечере. Давайте-ка поменьше шуметь и по­лучше работать…