Разжег примус, поставил на него чайник и, пока во­да закипала, тщательно побрился и обтерся холодной во­дой. И кажется, впервые в жизни в задумчивости по­стоял перед раскрытым шкафом, где аккуратно разме­стился весь нехитрый его гардероб. Выбор пал на серый костюм юнгштурмовца. Туго затянул широкий, желтой кожи поясной ремень и сразу почувствовал себя собран­нее и увереннее. Что скрывать, он здорово волновался. Сегодня открывался V конгресс Коммунистического ин­тернационала молодежи. И хотя Хитаров был участни­ком и III и IV конгрессов как делегат комсомола Гер­мании Рудольф Мартин, а на IV даже выступал с содо­кладом о работе фабрично-заводских ячеек германского комсомола, — все это не шло ни в какое сравнение с тем, что предстояло ему сделать сегодня. Не говоря уже о том, что он выступит с основным докладом — полити­ческим отчетом ИК КИМа, ему предстоит открыть пер­вое торжественное заседание конгресса. И он задался целью превратить это заседание в великое торжество идей пролетарского интернационализма, в праздник, ко­торый никогда не забудется делегатами и гостями конг­ресса. Л делегатов приехало 261 человек, и представ­ляют они комсомольские организации 43 стран — такого представительного конгресса еще пе знала история меж­дународного коммунистического движения молодежи.

VI конгресс Коминтерна, еще не закончивший свою работу, решил направить с приветствием к своей боевой смене — революционной юности — Эрнста Тельмана, Марселя Кашена и верного друга молодежи Надежду Константиновну Крупскую. А ои, Хитаров, внес пред­ложение, чтобы конгресс принял присягу молодых ком­мунаров всего мира на верность Советскому Союзу, на верность пролетарской революции…

Глотая горячий крепкий чай, Рафаэль еще раз пере­читал текст присяги. Он огласит его на немецком языке. Ну ладно, теперь, кажется, все.

…И вот уже Колонный зал Дома Союзов, битком на­битый молодежью. До открытия конгресса еще есть впе- мя. Знакомства. Обмен адресами. Как птицы, взмывают к потолку звуки любимых песен. Итальянцы запевают свою «Баидьера Росса». Она стала интернациональной, весь зал ее подхватывает. Но вот французы швыряют в ряды «взрывчатку» — лихую «Карманьолу», а немцы отвечают «Красным Веддингом», а потом гремит и на­ша — «Но от тайги до британских морей…».

Ну а теперь тишина! Уже избран президиум, и к длинному столу, что на возвышении, подходят Луиджи Лонго, Рихард Шюллер, Милан Горкич, Франсуа Бийю, Рихард Гюптнер, Александр Мильчаков, Александр Ко­сарев…

А вот и Надежда Константиновна Крупская, Эрнст Тельман, Марсель Кашен.

Рафаэль иа председательском месте. Голос его звенит.