Она доподлинно узнает и выучит наизусть другой Петроград. В том, другом Петрограде, владычествовали бедность, грязь, теснота и убогость жилищ, голод, болезни, пьянство, запустение, смерть. Она проникнется заботами тех, кто от зари до зари склонялся над красильными чанами, гнул спину за сапожными верстаками, выстаивал у станков, дабы зара­ботать копейки на пропитание. Она увидит оборотную сторону довольства и благополучия «сильпых мира се­го» — нищету. В ней вызревала ненависть к существую­щим закон порядкам, к миру, где попирались человечес­кие достоинства и права. Она инстинктивно жаждала какой-то деятельности, ей грезились баррикады, винто­вочные залпы, коммунары, умиравшие под пулями. Од- пако Лиза, естественно, боялась поделиться с кем-либо своими мыслями. Единственный человек, который мог бы ответить на все ее вопросы, брат Георгий, был в да­лекой сибирской ссылке, и она отчаялась когда-либо увидеть его.

Каково же было Лизино изумление, когда однажды —- ото случилось поздней осенью 1916 года — она увидела брата, поджидавшего ее вечером у магазина.

— Георгий! — только и выкрикнула опа и тотчас за­молкла, заметив, как брат приложил палец к своим губам и негромко, по внятно произнес:

—    Ни слова больше! И никакой я не Георгий. Теперь меня зовут Андрей. Запомни это имя до лучших времен.

Оказывается, брат бежал из сибирской ссылки и неле­гально вернулся в Петроград.

Брат был старше Лизы всего на четыре года, но выгля­дел уже вполне зрелым человеком. Говорил коротко, обду­мывая каждое слово, глядел собеседнику прямо в глаза, в упор, как бы вопрошал: «Что ты за человек?» Изредка брат решительным движением откидывал со лба густые, чуть вьющиеся волосы.

Теперь Георгий жил в столице нелегально и, как и прежде, занимался революционной деятельностью. По заданию бюро Центрального Комитета партии Георгий организовал подпольную типографию для издания газеты «Правда».

Именно брат оказал влияние на формирование взгля­дов юной Лизы Пылаевой. Долгие беседы с ним не про­шли даром для чуткой, впечатлительной девушки. Ока с радостью узнала, что неотвратимо приближаются грозные времена грандиозной переделки социальных устоев. Да, надвигалась революция, которая должна была разрушить вековечный мир насилия и зла. Лиза Пылаева пошла в революцию безоглядно, самоотверженно, опа была поры­виста, смела и молода, и музыка скорого преображения мира звучала в ее душе. Она расклеивала по городу ли­стовки, распространяла другую партийную литературу, собирала деньги на партийную печать, постигала замысло­ватую науку явок, конспирации, единоборства с предате­лями и шпиками.