Военный моряк, соратник Косарева по ленинградским идейным боям М.Волков, рассказывает о дружбе с секре­тарем Московского комитета:

«На VIII съезде мы снова встретились с Косаревым. Он, если можно так выразиться, был активным запева­лой съезда. Он участвовал в различных комиссиях и ра­боте президиума, выступал с речами по отчету ЦК ВЛКСМ и в связи с переходом па другую работу старейших деятелей комсомола. По его предложению съезд за большие заслуги перед комсомолом избрал по­четными комсомольцами Николая Чаплина, Сергея Со­болева и других.

Не забыл он в эти дни и о Военно-Морском Флоте. Свои добрые отношения к флоту А. В. Косарев выразил на первом же заседании при. открытии съезда. После рапорта начальника Военно-Морских Сил съезду, а это стало теперь традицией, с речью выступил Косарев в форме военного моряка. От имени московской комсомоль­ской организации он обратился к съезду с ходатайством об избрании начальника Военно-Морских Сил республи­ки Р. А. Муклевича почетным комсомольцем. Съезд еди­нодушно принял это предложение.

Мы, представители комсомола Балтфлота, все время чувствовали внимание и заботу Косарева. Он использовал наше пребывание в Москве для встреч с рабочей моло­дежью города. Мы побывали на заводе «Динамо», на кон­дитерской фабрике «Красный Октябрь» и некоторых других…»

Но заниматься практическими делами не всегда уда­валось. Идейная борьба в партии и комсомоле еще не за­кончилась, и «правые» и «левые» еще держались, на противодействие им приходилось тратить много сил. В 1927 году произошла новая вспышка открытых выступ­лений объединенной троцкистско-зиновьевской оппозиции в Москве. Эти выступления были разгромлены, главарей исключили из партии, а вслед за ними XV съезд партии исключил из партии еще 75 активных оппозиционеров.

В этой борьбе Косарев как секретарь Московского горкома комсомола играл видную роль.

Профессор В. В. Кованов, в те годы студент Москов­ского государственного университета, так пишет об идей­ных баталиях в студенческой среде:

«На комсомольских собраниях, проходивших обычно в Коммунистической аудитории — одной из самых боль­ших в университете, часто выступал в те дни секретарь Московского городского комитета комсомола Александр Косарев. Помню его — простого, оживленного, в клетча­той рубашке с засученными рукавами. Говорил, слегка картавя., очень темпераментно, с воодушевлением подчер­кивая наиболее важные места взмахом руки.

Выступления вожака московского комсомола вызыва­ли бурную реакцию в зале. Случалось, его пытались пре­рвать подголоски троцкистов: они выкрикивали свои лозунги, принимались стучать ногами. Но их быстро приводили в чувство сами студенты, а если крикуны упорствовали — выводили вон».