Парнишка на этот раз смело встретился глазами с Косаревым:

—    Хочу быть честным человеком.

Косарев поднялся из-за стола, подошел к Володе, по­ложил ему руку на плечо:

—    Я тебе верю, Кирик, и помогу. А теперь ступай, да захвати чемодан — отдашь его в приемной моему помощ­нику. Чс-рез три дня приходи —- решим, чем тебе за­няться.

В тот же день Александр рассказал о мальчике Ка­линину и Крупской, вместе думали, как с ним быть.

Через три дня Кирик снова сидел в кабинете гене­рального секретаря:

—    Ну что, Володя, как ты смотришь на то, чтобы стать водолазом. Парень ты смелый, думаю, не по­боишься?

Кирик вскочил, глаза у него сияли:

—    Спасибо, спасибо, Александр Васильевич, я поста­раюсь, я вас не подведу.

Так бывший вор Владимир Кирик оказался в школе водолазов. Он окончил ее с отличием и стал прекрасным специалистом. Впоследствии Кирик участвовал в опера­ции по поднятию затонувшего корабля «Сибиряков» и был награжден за это орденом Красного Знамени. Он стал, как и обещал Косареву, честным тружеником. А ко­гда пришла Великая Отечественная война, Кирик был отважным бойцом и геройски погиб в одном из боев.

Еще задолго до того, как стать генеральным секрета­рем ЦК ВЛКСМ, Косарев интересовался работой комсо­мола за рубежом. В 1924 году он был введен в состав русской делегации на IV конгресс Коммунистического Интернационала Молодежи. В 1928 году участвовал в ра­боте V конгресса КИМа и стал членом Исполкома Ком­мунистического Интернационала Молодежи. А когда оказался во главе комсомола страны, вопросы междуна­родного молодежного коммунистического движения пре­вратились в часть его постоянной работы. Поэтому исто­рия развития этого движения тесно связана с именем Косарева. Он участвовал как руководитель советской де­легации в первом Международном антиимпериалистиче­ском конгрессе молодежи во Франкфурте-на-Майне летом 1929 года. В 1927 и 1930 годах Косарев ездил в Берлин нелегально. Работники Исполкома Коммунистического Интернационала Молодежи вспоминают, что пе было ни одного секретаря легального или нелегального Союза Коммунистической Молодежи, с которым не поговорил бы Косарев. Его знал, уважал и любил самый широкий ак­тив КИМа. У Александра появилось много настоящих друзей среди видных деятелей международного коммуни­стического движения. Особенно близок ои был с Раймо- ном Гюйо, Артуром Беккером, Фрицем Гроссе, Ольгой Не­парно.

Когда же кто-то из кимовцев отправлялся за границу нелегально, обязательно заходили к Саше посоветовать­ся. Он рассказывал, как лучше конспирироваться, осо­бенно — чтобы не обнаружить незнание языка. В руко­водстве КИМа были его земляки — в Исполкоме с 1930 по 1934 год работал Семен Федоров, а председателем его до 1937 года был Василий Чемоданов.