Он говорит о попытке Троцкого, выпустившего анти­ленинскую книжку «Уроки Октября», оторвать молодежь от партии. Молодежь осталась верна знамени Ленина. Он говорит также о разгроме зиновьевской оппозиции.

Чаплин касается вопроса о том, что мы имеем дело с молодым поколением, выросшим в советских условиях и не имеющим опыта революционной, пролетарской, борь­бы с капитализмом. В воспитании этой молодежи важно сохранить преемственность революционного опыта и улуч­шить руководство со стороны партии.

Основной недостаток в развитии союза — это несоот­ветствие между содержанием, формами, методами работы комсомола и растущими на основе бурного хозяйственного подъема запросами молодежи. Эти «ножницы» надо лик­видировать. Из этой задачи исходил Цекамол в подготов­ке к съезду.

В отчете ЦК ВЛКСМ Чаплин сказал, что самые трудные годы уже позади. Хозяйство Страны Советов перешаг­нуло довоенный уровень. Но не нужно забывать о том, что у нас еще большая нищета, немало безработных, огромные массы молодежи не охвачены образованием и профессиональной подготовкой, и эти трудности и недо­статки отражаются на идеологических настроениях рабо­чей и крестьянской молодежи.

Свои щупальца к душам молодежи протягивали все антисоветские силы.

К десятилетию Октябрьской революции эмигранты- меньшевики выпустили несколько грязных книжонок, полных всяких инсинуаций: коммунистические кадры, сколотившие крепкую централизованную организацию, постепенно перемрут, а на смену им придет молодежь, отходящая от ленинской политики.

Как напоминает эта вражеская пропаганда те же «на­дежды», которые высказывают антисоветчики теперь!

Сектанты старались завлечь молодежь, в частности девушек, выступая «трезвенниками», противниками вина, курения и ругани, организуя трудовые артели под рели­гиозной вывеской.

В Грузии появились так называемые «молодые марк­систы», на деле меньшевики и шовинисты, в Армении всплыл «троцкистский союз молодежи».

И в литературе и среди студенчества наблюдались случаи протаскивания идеек буржуазной идеалистиче­ской философии, чрезмерного, необузданного преклонения перед старыми обрядами, колокольными звонами, блеском богослужений церковников.