Здесь на фотографии и Рихард Гюптнер, «железный Рихард», выполнявший в ИК КИМа ту же труднейшую роль секретаря по организационным вопросам, что и Осип Пятницкий в Коминтерне. Член «Спартака», он участво­вал в штурме кильских казарм шестого ноября восем­надцатого года, когда ему еще но исполнилось семна­дцати… Теперь он видный дипломат ГДР, один из авто­ров многотомной истории Коммунистической партии Германии. Они были друзьями с Рафаэлем.

А на фотографии Раффи стоит позади, положив руки на плечи Рихарда, и легкая улыбка трогает его губы… Но он уже не Раффи, не Рафаэль, не Рафик. Он — Ру­дольф Мартйн. Геноссе Рудольф, снискавший уважение и любовь комсомольцев Германии. Трое остальных пар­ней на этой фотографии — Курт Ваумгертель, Фриц Геб- лер и Вальтер Шульц.

Вальтер Шульц ныне сотрудник Института марксиз­ма-ленинизма в Берлине. Он помнит товарища Рудольфа по совместной работе в КСМ Германии, вспоминает, что на VII съезде комсомола Германии в Хемнице Хитаров был одной из центральных фигур, способствующих успеш­ному его проведению.

Это делегация комсомола Германии на III Всемирном конгрессе Коммунистического интернационала молодежи, открывшемся в Москве 4 декабря 1922 года.

Рафаэль вновь в Москве, но уже делегатом комсомола Германии! Мало кто из делегатов знал, что черноволосый немецкий товарищ родился в грузинском селе Тионети.

Ему тогда очень повезло. Вместе с Гюптнером он при­сутствовал на заседании IV конгресса Коминтерна, когда с докладом «Пять лет российской революции и перспек­тивы мировой революции» выступал Владимир Ильич. «Он (Хитаров. — В. Д.), как и все мы, был счастлив, когда 13 ноября в своем докладе на IV конгрессе Комин­терна Ленин сказал о важности работы коммунистиче­ских ячеек на предприятиях, — вспоминает Гюптнер. — Это было самой сильной поддержкой нашей точки зрения, какую только можно было делать».

В Хемнице 31 марта 1923 года открылся VII съезд комсомола Герман ии.

И прежде всего съезд принял решение послать при ветственное послание Владимиру Ильичу Ленину.

«Дорогой товарищ Ленин!

С глубоким беспокойством мы следим за ходом твоей болезни.

Теперь мы работаем и боремся в надежде увидеть те­бя скоро здоровым и бодрым во главе борющегося рабо­чего класса всего мира.